О тех, кто нас выводит в мастера. Анатолий Рахлин.

«Тренер сыграл в моей жизни, наверное, ре­шающую роль. Если бы спортом не стал заниматься, неизвестно, как бы все даль­ше сложилось. Это Анатолий Семенович меня на са­мом деле из двора вытащил. Ведь обстановка там была, надо честно сказать, не очень».

Из книги «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным»

Анатолий Семёнович Рахлин — заслуженный тре­нер России по самбо и дзюдо. Его тренерский стаж перевалил за цифру 40. А начинал свою спортивную карьеру он в …академической гребле в 50-х годах на Крестовском и Каменном островах, где на берегах располагалось множество гребных баз. Днем и в белые ночи от лодок было тесно на воде, а на берегу заводили патефон, танцевали, пили чай, собрав­шись у самовара. В выходные и праздничные дни кавалькада гребных судов и плотов перебиралась на острова Финского залива или на пляжи курортной зоны… Время было изумительное, как вспоминает Анатолий Семенович.

В юности жизненная энергия не даёт покоя, хочется объять необъятное, и Анатолий Рахлин одновременно с занятиями греблей записался еще и в секцию самбо во Дворце пионеров.

Родился он в 1938 году в Ленинграде. Пережил все 900 дней блокады. В 1953 году он пришёл в секцию самбо во Дворце пионеров, где тренировал Сергей Васильевич Дашкевич, один из старейших борцов, выходивший на ковёр с самим Поддубным. Был он суровый, но справедливый воспитатель.

Отбор в секцию проходил интересно: ребят ставили попарно, давали в ру­ки тяжеленный медиценбол, который надо было вырвать у соперника. При­ходилось это делать по несколько раз, чтобы тебя взяли. Будущий призёр Олимпийских игр Арон Боголюбов тоже приходил записываться в секцию, но не попал, уступив при отборе более сильным ребятам. А с Толей Рахлиным они боролись уже на юношеских соревнованиях. Первая схватка в ос­новное время закончилась вничью, тогда им дали ещё дополнительное вре­мя, снова победителя не выявили, и решили бросить жребий, тут удача улыбнулась Арону.

В 1955 году Анатолий Рахлин окончательно определился — поступил на факультет физической культуры в Педагогический институт имени Герце­на. Потом была армия, а, по возвращении со службы, он ещё какое-то вре­мя выступал, но на первенстве города травмировал колено и перешёл на тренерскую работу

В 1962 году Анатолий Семенович стал тренером на Адмиралтейском за­воде. Спортивный зал, который ему дали, находился на улице Декабристов, дом 21, в бывших конюшнях.

Эти годы он вспоминает с большей теплотой. У него всегда было большое желание работать с детьми. Но Анатолий Семёнович начал свою трудовую деятельность, набрав в секцию взрослых, посчитав разумно, что он не име­ет права проводить эксперименты над детьми. И только накопив опыта, тренируя взрослых, в 1964 году набрал юношей. В первой группе оказались очень преданные спорту ребята: Аркадий Ротенберг, Валентин Степанов, Николай Кононов, а в конце года пришёл Володя Путин. В маленьком спор­тивном зале на втором этаже они изучали азы самбо.

В 1972 году официально была создана Федерация дзюдо Ленинграда, и Анатолий Семёнович решил, что пришла пора определяться. Вопрос пе­ред тренерами ДСО «Труд» он поставил прямо: «Давайте решать, если вы бу­дете работать с самбистами, то я перехожу на дзюдо, если вы выбираете дзюдо, то я остаюсь в самбо». Ему выпало дзюдо.

Когда Рахлин сказал своим воспитанникам, которые ему полностью дове­ряли, какой он сделал выбор, то они пошли с ним. Года два-три они ещё со­вмещали два этих единоборства, выступали на соревнованиях и по самбо, и по дзюдо, но акцент был уже сделан на дзюдо.

Дзюдоисты выступают по самбо реже, чаще самбисты выходят на татами. Такое пока есть, но когда спортсмен достигает определённого уровня, он пред­почитает сконцентрироваться на одном виде. Ведь было же раньше, что греб­цы зимой вставали на лыжи, бегали на коньках, а лыжники летом пересажи­вались на велосипед. Когда спорт «подрос» настолько, что совмещать два вида стало невозможно, все сделали выбор. Второй вид спорта кое-где остался вспо­могательным. Борцы тоже играют в футбол, баскетбол, гандбол и регбол.

Возвращение к истокам

У Анатолия Семёновича, конечно же, были любимые ученики. Правда, есть поговорка: «Когда любишь, тогда и бьёшь». На такого человека обраща­ешь больше внимания, и ему больше достаётся от тренера. Хорошо, что ре­бята не обижаются, ведь пристальное внимание тренера помогает испра­вить ошибки и лучше выступать на соревнованиях. В своё время Анатолию Семёновичу нравилось работать с Аркадием Ротенбергом, потом своё при­стальное внимание он переключил на его брата Бориса. Много занимался с Талей Ивановой, что тоже принесло свои плоды. Нравились те, кто рабо­тал. Талант не раскроется и даже затухнет без работы, его надо поддержи­вать трудом.

Рахлин не работает в СК «Турбостроитель» с 2000 года, но до сих пор его бывшие воспитанники собираются все вместе поиграть в баскетбол, выйти на ковёр, в баньке попариться, пивка выпить. Даже, справляя дни рожде­ния,— могут себе позволить не только пиво, но и чего покрепче. Приходят в клуб до сорока человек. Все бывшие мастера спорта. Они продолжают вы­ступать в соревнованиях среди ветеранов. Например, Андрей Шидловский неоднократный чемпион среди ветеранов, боролся и выигрывал Виктор Ефремов и другие тоже.

Ежегодно, вот уже в 33-й раз в 2006 году провели международный юно­шеский турнир по дзюдо памяти героя Советского Союза В.Я.Петрова на призы Президента России Владимира Путина, зародившийся в СК «Турбо­строитель». Это самый старейший турнир, который пришёл в Россию из СССР. Бывшие воспитанники Анатолия Семёновича Рахлина помогают в меру своих сил в его проведении. Сейчас организацию этого турнира пе­реложили на свои плечи Аркадий и Борис Ротенберг.

Что имели—потеряли, что искали — не нашли

Очень много у Анатолия Семёновича претензий к российским тренерам. Они потеряли традиции в самбо. Ведь были великолепные тренеры, кото­рые постигали науку борьбы от буквы «А» до буквы «Я». Они были професси­оналами, хотя получали зарплату, как любители. Многие их воспитанники тоже шагнули на тренерскую стезю.

Потом началось отечественное дзюдо, и всё, что умели в самбо, перенесли в дзюдо. Школы дзюдо в стране ведь никогда не было. Так потеряли свои корни, которые бы­ли в самбо. А потом дошло до того, что самбо стали привязывать к международному виду спорта, чтобы сделать его олимпийским видом. Пошли на уступки, а это привело к тому, что практически потеряли и школу самбо.

Сегодня надо возрождать самбо, и создавать школу дзюдо. Очень многое зависит от того, кто учит. Тренеры должны быть грамотны­ми специалистами. А что сейчас? Каждый может создать секцию. Вот у нас и получилось, что многие не знают предмета, но они его преподают, а главное, считают, что им самим больше не надо учиться.

Это наша беда, особенно в женском дзюдо. Анатолию Семёновичу прихо­дится сталкиваться с этим в сборной команде страны, как главному трене­ру. Надо начинать с более младшего возраста растить спортсменов. Напри­мер, пловцы или девочки, занимающиеся художественной гимнастикой, проводят на сборах по 300 дней в году. Почему они могут быть в отрыве от семьи так долго, а дзюдоистки этого не хотят.

К тому же они обучены неверной технике, которая приводит к победе только на уровне юношей и юниоров. Сила и выносливость одинаковая, а техники нет. Сейчас всё сходится на том, что россияне должны обойти японцев. А почему бы с ними не дружить? Надо стремиться к тому, чтобы превзойти Францию, Англию, Германию. Японцы борются классической, техничной системой борьбы, а россияне за счёт всяческих уловок. Учиты­вая это, другие европейцы тоже к ним прибегают. Получается, что россияне движутся навстречу потерявшему своё лицо самбо.

Раньше за выход на ковёр одной ногой спортсмен наказывался, либо его возвращали на ковёр, если это было в пылу борьбы. По новым правилам дзюдо можно выходить за ковёр хоть «тремя» ногами. Но ведь любой вид спорта ограничен площадкой. Так, где же теперь логика?

Ох, уж эти женщины

Женщины такой народ, что с ними постоянно какие-то проблемы. Так что тем, кто работает с этим контингентом, не лишне было бы платить за вредность, как на производстве. Иметь дело с женской сборной командой страны по дзюдо — то же самое. Анатолий Семёнович считает, что спортс­мен должен быть: во-первых — человеком, а уже — во-вторых — спортсме­ном. Ему интересней работать с интеллигентными людьми, но приходится сталкиваться с разными.

Другая беда: спортсменка считается первым номером в олимпийскую команду, а она, вдруг, сообщает, что на неё можно не рассчитывать, она ждёт ребёнка. Перспективные дзюдоистки, ещё не достигшие высокого уровня, решившие создать семью, лишают себя дальнейшей перспективы. Если бы они стали олимпийскими чемпионками, чемпионками мира, пос­ле этого можно было бы обзавестись ребёнком, и со временем вернуться на татами. Потому, что чемпионка уже знает, как забраться на эту вершину. Но, когда она ещё на середине пути прерывает восхождение, то вернуться будет сложно.

Девушки ко всему прочему ещё и очень обидчивые. Любое действие про­тив того, что спортсменки хотят, приводит к тому, что они забывают всё хо­рошее. Наставники ведь не только сами уходят, особенно часто это случает­ся с тренерами женской сборной команды по дзюдо, где за 22 года развития дзюдо, Анатолий Семёнович Рахлин по счёту 21-й главный тренер. Многие из них ушли из сборной потому, что подопечные дзюдоистки сочиняли кол­лективные письма о невозможности дальнейшей совместной работы.

Мускулы – хорошо, а крепость духа – лучше

До Олимпийских игр в Пекине остаётся не так много времени. Конечно, это главный старт, и к нему готовятся во всех странах мира. Анатолий Семёнович считает, что Олимпиада не только спортивное мероприятие, но и политическое. При комплектовании олимпийской сборной надо учи­тывать, что победить сможет не обязательно самый лучший спортсмен, а, возможно, самый психологически устойчивый.

Примером тому может служить такой случай. Воспитанник институтско­го товарища Рахлина Юрия Федорова стал на Олимпийских играх в Москве олимпийским чемпионом в метании диска. На свои 63-64 метра он мог по­слать снаряд даже, если бы его разбудили ночью, таким спокойствием он обладал. В состав олимпийской сборной вошли метатели, результат кото­рых превосходил достижение этого парня метра на два-три. Он же совер­шенно случайно попал в список в самый последний момент.

На олимпийском стадионе он с невозмутимым спокойствием повторил свой стабильный результат, тогда как другие нервничали, и переживали. Так он стал чемпионом.

Надо быть альтруистом

В 90-е годы вся страна переживала тяжёлые времена. Кто-то из дипломи­рованных специалистов поменял профессию на более выгодную, другие — выдержали трудности, не ушли, не бросили своё любимое дело. Анатолий Семёнович Рахлин то­же мог найти место, где платили бы больше. А он жил на гроши, но не оставил работу. И не он один такой. Потом воздалось, но ведь никто не знал, когда наступят хо­рошие времена. После плохой по­годы всегда бывает — хорошая. Надо быть альтруистом.

Сегодня институтов много, а специалистов нет, научных ра­ботников много, а научных нахо­док не видно. Живём только за счёт талантов, которых единицы. Анатолий Семёнович думает о том, чтобы российское дзюдо было лучшим. Потому и работает. В его ближайших планах: помогать, быть нужным, делать свою работу на «отлично». Предел он, конечно, есть, хотя его нельзя ни пощупать, ни уви­деть. Всё в его жизни поставлено на одну карту: главное в ней — дзюдо.

По сравнению с футболом, дзюдо, конечно же, очень сильно не дополуча­ет. В прошлом году женская сборная команда России по дзюдо впервые в ис­тории стала серебряным призёром командного Кубка Европы. Этого даже не заметили. Зато, когда 15-и летние футболисты победили в первенстве Европы, их долго превозносили и чествовали как героев.

Несправедливость имеет место, но всё в этом мире приходящее. Будет и на улице российского дзюдо праздник.